В-чем-я?



Жил-был старик со старухою; у них был сын Иван-дурак. Пришло время — старик со старухой умерли. Иван-дурак и говорит:

— Что мне жить одному дома, лучше идти на божий путь бурлачить.

Вот он и пошел. Ему навстречу попал поп. Поп говорит Ивану-дураку:

— Ты куда пошел?

Иван-дурак отвечает:

— Да вот отец и мать у меня умерли, так я пошел бурлачить.

— Наймись ко мне в строшны. (работники).

[Cтрошны — работники].

— Пожалуй

— Тебя как зовут?

— Зовут меня: В-чем-я.

Вот поп нанял строшного. После и спрашивает у него:

— Ты учен грамоте?

— Учен.

— Ну, пойдем, — говорит поп, — обедню со мной служить.

— Пожалуй, пойдем.

Они зашли в церковь. Поп надевает на себя ризу, а Иван-дурак спрашивает:

— А мне чего надеть-то?

— Где-то был куль рогожный, — сказывает поп, — надень хоть его.

Иван-дурак принес куль, спрашивает:

— Как же надевать его? Куда голову запихать-то?

Поп говорит:

— Где-то был нож?

Принес его, перерезал в куле дыру:

— Пихай вот сюда.

Иван надел куль и стал служить за дьякона. Поп учит его:

— Говори: благослови, владыко.

А Иван ему:

— А тебя, батько, можно повесить на лыко.

Поп взял и выгнал его из церкви. Иван-дурак побежал к попадье:

— Давай, попадья, четыреста рублев, поп деревню купил.

Она и отдала ему четыреста рублей. В поповой избе стояла квашня с раствором; Иван взял да и вылил раствор попу в шляпу, поставил ее на стол и закрыл платком, а сам убежал.

Приходит поп от обедни домой. Попадья спрашивает;

— На какую деревню просил ты четыреста рублев денег?

— Что ты, вздурела? Когда я просил?

— Да строшной приходил за ними, говорит: батько деревню купил; я ему сама отдала.

— Что ты, подлая, наделала? Ведь он обманул тебя!

Схватил поп шляпу с раствором-то, надел на себя:

— Побегу, — говорит, — нагоню его.

Вот и побежал догонять; бежит себе, а мужик навстречу дрова везет. Поп спрашивает у него:

— Не видал ли, свет, В-чем-я?

— Да, кажись, в растворе, батюшка.

Поп побежал дальше, увидал другого мужика, спросил и этого; он то же сказал. Поп пустился еще дальше, увидел третьего мужика, рубит в лесу дрова.

— Дядюшка, — спрашивает его, — скажи, не видал ли ты В-чем-я?

— Да ты, батько, весь в растворе. Оглянись на себя — сам увидишь.

Поп осмотрелся, а по нем из шляпы так и ползет раствор-то. Поп вернулся домой, весь морщится.

— Что, поп, морщишься? Али гриб с корешком съел? — спрашивает попадья. Поп осерчал, выбил попадью и пошел с горя в кабак, да пропил себе рясу.